The face of the sensor technician was pulling in fear.

According to his words, the moon comes to us. From the bottom of the ant hill, we lift the gigantic body and rush to us, prey.

It is terrible driving force. The moon is about the same size as the moon on the earth. There are as many engines as Lake Biwa, and the propulsion port exceeds 50 kilometers in diameter.

The satellite Falzquez of the planet Durakium, which was behind the moon, shone bright red. It receives tremendous amount of heat, and the surface melts.

The moon approaches. Behind us is the wall of the enemy fleet.

A part of the Corion fleet and the Cibola fleet headed for the wall of the enemy ship with a furious vigil.

Collie yelled, “You guys return!”

Twelve battleships and nineteen cruiser ships came out of the army corps. When they formed a conical formation, they thrust into the enemy’s rectangular formation.

The enemy fleet bathes ruthless bombardment. The defensive field of each ship of the escape fleet scattered the fire violently. The shells that passed through the gap of the field penetrated the ship side of the battleship harf mara. The crew is sucked out of the ship along with the air.

The next one blew up the bridge of Herhamara and the ship lost control. Mass bullets hit one after another and changed to algae.

ーーーーーーー

“Lie, the moon is moving”

In my opinion Sohaila went on.

I suddenly stopped in the asteroid belt. The moon crosses just beside us. I could see the surface of the moon which is a huge station. Complex intertwined pipes, cables, buildings, retrofitted mass bullet turrets. Inside the ship dog is a new ship built under construction. And there is also a promotion mouth that is as much as Sado Island. It is spitting out a heat wave like God’s wrath.

“Everyone, hold on!”

Nate cried in the emergency ship ‘s broadcast.

Pull the control stick all over.

While running the inertia correction process, I moved the auxiliary engine more than 38% stronger than Nate’s instructions.

My hull skidded like a four-wheeled vehicle and jumped out of the asteroid belt.

It was just in the middle of the exhaust heat of the moon.

ーーーーーーー

Moon’s exothermic inflammation is roughly 30,000 degrees.

I kept the defensive field down.

If there is a field, this amount of heat will surpass sufficiently. The main weapon of the battleship is the mass bullet turret because the defensive field is very effective against energy weapons. Exhaust heat is only as much laser as a little output.

However, since the field emits unique energy waves, it also has the disadvantage that it is easily detected by the sensor. Once deployed here, the moon will immediately stop the propulsion device and enter the defense system.

I protected me now, there was only one meter thick shell.

I became a saury baked from all over in the grill. Ultra hard outer shell melts tightly. Ninety-eight percent of the outer shell cameras died and disappeared. The mass munition turret exploded in advance the ceiling was sweet. The bulkhead which we lowered in advance prevents the explosion from entering the ship.

I cried in the electronic world.

There is no pain. There is no pain, but it is the worst feeling. I feel like this if I get thrust into an incinerator with general anesthesia in effect. There is no choice but to feel silent that my skin, nose, eyes burn down. Compared to this, it is better for me to get hungry with massive bullets.

Despite suffering, in order to protect the crew, the gel circulation speed in the air conditioning pipe is fully opened. Pour the energy of the reactor into the temperature conversion device. The ship is getting cold at a terrible rate. And it is warmed at the same time. The temperature gauge of the outer shell passage exceeds three hundred degrees, while the bridge temperature dropped to minus 40 degrees. The hair of Sohaira gets frozen.

My mental suffering has surfaced throughout the ship. Energy pipe runaway, every electronic equipment sparks. The Vega console blew the fire. She poisons and retreats.

The bridge bridge began to fill with a sharp scream like sound.

The battle screen is torn fiercely, sometimes dark and it starts repeatedly. Closing or opening the lid so that the toilet seat on the ship’s 21 place also greets.

In the midst of pain, I heard the voice of Sohaira.

“Asagakyasin! Impersonation!”

I quickly turned energy into the bow angle mechanism. The angle of attack is a defense field that has been super strengthened.

At the next moment, I pierced the mouth of the mouth and thrust into a huge engine.

ーーーーーー

Trinus told Captain of the battleship Germania.

“Ensu, Propeltia, Shagoga, Turbo, Masterca, Rimpolt, Mikasa, Unlock the ranks and turn to the rear guard. The 3 rd fleet, go ahead”

I immediately calculated the optimal route for each ship. I can not wait for a human operator to order the Germania of the ship AI according to the procedure. I sent a route plan to German AI by Germania under the name of Turinus.

Germania’s tactical operators are rushing. From the time before, because I share the tactics system on my own, the holo systems that he is not using are running one after another. The surroundings of his console are filled with colorful hollows and even some kind of beauty is felt.

Sarandra Fleet – No, the Lieutenant who was not wearing a harness was thrown out from the captain’s seat, and after swinging the temporal side, the Turinus fleet was driven down.

In order to protect himself from the moon, he joined the Corion fleet and the Civic Fleet and stuck to the asteroid belt, taking a hemisphere formation. Even though it is a truly moon, if it plunges into the asteroid belt properly, the corresponding damage seems to come out, and we have relaxed the traveling speed by eleventh astronomical unit distance.

No, the moon may just have thought that it is not necessary for him to take his hand.

The immak fleet constantly attacks ours in the hemisphere formation.

Turinus, who became proxy for the captain, rebuilt the formation one after another, against the prophecy of the moon. However, the surroundings are completely surrounded. There is no escape route anywhere.

I remembered the battle of the Lundinium star system. At that time, we pushed the Union fleet into a spherical shape and it was annihilated. This time it seems that we are going to be annihilated.

The battleship Enz which constitutes the first step of the formation blew up. I instructed you to put the second – tier ship ahead.

Turinus says.

“Asagayasin, I understood that my older sister got you.”

“Thank you.” Trinus is older than me, but I guess it is because he is making too much speech so much that the honorific word is honorific. “But, I do not think they will have so long”

All ship, shoot and shoot and shoot.

The enemy ‘s mass bullet hit the second turret of Battleship Germania. The turret caused a big explosion and the flames ran roared inside the ship. Just before the flame reached the bridge, the bulkhead closed and the Turinus lifted up.

Trinus went to pray.

“姊上”

ーーーーーーー

Лицо специалиста по сенсорным датчикам затягивало в страхе.

Согласно его словам, луна приходит к нам. Со дна муравейника мы поднимаем гигантское тело и спешим к нам, добыча.

Это ужасная движущая сила. Луна примерно такого же размера, как луна на земле. Здесь столько же двигателей, сколько и на озере Бива, а диаметр пропульсивного порта превышает 50 километров.

Спутник Falzquez планеты Durakium, который находился за Луной, сиял ярко-красным цветом. Он получает огромное количество тепла, а поверхность плавится.

Спутник приближается. За нами стена вражеского флота.

Часть флота Кориона и флота Сиболы движутся к стене вражеского корабля с неистовым бдением.

Колли закричал: "Вы, ребята, возвращайтесь"!

Двенадцать линкоров и девятнадцать крейсерских кораблей вышли из армейского корпуса. Когда они сформировали конусообразное строение, они ворвались в прямоугольное строение противника.

Вражеский флот купается в безжалостных бомбардировках. Оборонительное поле каждого корабля эвакуационного флота яростно рассеивало огонь. Снаряды, прошедшие через зазор поля, пробивали корабельную сторону линкора "Харф Мара". Экипаж высасывается из корабля вместе с воздухом.

Следующий взорвал мост Герхамары и корабль потерял управление. Массовые пули попали одна за другой и превратились в водоросли.

ーーーーーーー

"Ложь, луна движется".

По моему мнению, Сохаила продолжила.

Я внезапно остановился в поясе астероидов. Луна пересекает нас. Я увидел поверхность луны, которая является огромной станцией. Сложные переплетенные трубы, кабели, здания, переоборудованные массовые пулевые башни. Внутри корабельной собаки строится новый корабль. А ещё есть промоутерская пасть, такая же, как остров Садо. Он выплевывает жару, как гнев Божий.

"Все, держитесь!"

Нейт плакал в эфире аварийного корабля.

Потяни ручку управления повсюду.

По ходу процесса коррекции инерции я переместил вспомогательный двигатель более чем на 38% сильнее инструкций Нейта.

Мой корпус заскочил, как полноприводный автомобиль, и выпрыгнул из астероидного пояса.

Это было как раз в середине отработанного тепла Луны.

ーーーーーーー

Экзотермическое воспаление Муна составляет около 30 000 градусов.

<скрипт> googletag.cmd.push(function() { googletag.display('div-gpt-ad-comrademaocom35924'); });
<скрипт> googletag.cmd.push(function() { googletag.display('div-gpt-ad-comrademaocom35920'); });

Я сдерживал оборонительное поле.

Если есть поле, то это количество тепла будет достаточно большим. Основным оружием линкора является массовая пулевая башня, так как оборонительное поле очень эффективно против энергетического оружия. Выходное тепло - это только столько же лазера, сколько и небольшой выход.

Как бы то ни было, поскольку поле излучает уникальные энергетические волны, оно также имеет недостаток, заключающийся в том, что его легко обнаружить датчиком. Как только Луна будет развернута здесь, она немедленно остановит двигательное устройство и войдет в систему обороны.

Я защитил меня сейчас, там была оболочка толщиной всего один метр.

Я стал саури, запеченным со всех сторон в гриле. Сверхтвердая наружная оболочка плотно плавится. Девяносто восемь процентов камер с внешней оболочкой погибли и исчезли. Башня с массовыми боеприпасами взорвалась заранее, потолок был сладким. Переборка, которую мы заранее опустили, предотвращает проникновение взрыва на корабль.

Я плакал в электронном мире.

Без боли. Нет боли, но это худшее чувство. Я чувствую себя так, если меня затолкают в мусоросжигательную печь с общей анестезией. Нет другого выбора, кроме как чувствовать себя тихо, когда моя кожа, нос, глаза сгорают. По сравнению с этим, мне лучше проголодаться массивными пулями.

Не смотря на страдания, для защиты экипажа, скорость циркуляции геля в трубе кондиционера полностью открыта. Залейте энергию реактора в устройство преобразования температуры. Корабль охлаждается с ужасающей скоростью. И одновременно нагревается. Температурный датчик прохода внешней оболочки превышает триста градусов, а температура на мостике упала до минус 40 градусов. Волосы Сохаиры замерзают.

Мои душевные страдания всплыли по всему кораблю. Энергетическая труба сбежала, все электронное оборудование загорелось. Вега-консоль разожгла огонь. Она отравляет и отступает.

Бридж начал заполняться острым криком, как звук.

Экран боя ожесточенно рвется, иногда темнеет и начинает повторяться. Закрытие или открытие крышки так, чтобы сиденье унитаза на 21 месте корабля также приветствовалось.

В разгар боли я слышал голос Сохаиры.

"Асагакясин"! Подражание!"

I быстро превратил энергию в механизм угла носа. Угол атаки - это защитное поле, которое было супер усилено.

В следующий момент я проткнул рот и вонзил в него огромный двигатель.

ーーーーーー

Тринус сказал капитану линкора "Германия".

"Ensu, Propeltia, Shagoga, Turbo, Masterca, Rimpolt, Mikasa, Разблокируйте ряды и обратитесь в тыловую гвардию. Флот 3 rd, вперед"

I немедленно рассчитал оптимальный маршрут для каждого судна. Не могу дождаться, когда человек-оператор закажет "Германию" корабля ИИ в соответствии с процедурой. Я отправил план маршрута в Германию под названием "Германия".

Тактические операторы "Германии" спешат. С того времени, так как я сам разделяю тактическую систему, голосистемы, которые он не использует, работают одна за другой. Окружение его консоли заполнено красочными впадинами, и даже чувствуется какая-то красота.

Флот Сарандры - Нет, лейтенант, который не был одет в ремни, был выброшен с капитанского кресла, и после разворота височной стороны, флот Турина был загнан вниз.

В целях защиты от Луны он присоединился к флоту Кориона и Гражданскому Флоту и прилип к ремню астероидов, заняв полусферное образование. Несмотря на то, что это действительно Луна, если она правильно погрузится в пояс астероидов, соответствующие повреждения, кажется, выходят наружу, и мы расслабили скорость передвижения на одиннадцатое расстояние астрономической единицы.

Нет, Луна, возможно, просто подумала, что ему не обязательно брать его за руку.

Нимецкий флот постоянно атакует наш в полушарии.

Туринус, который стал доверенным лицом капитана, перестраивал строй один за другим, вопреки пророчеству Луны. Однако, окружение полностью окружено. Нигде нет пути отхода.

Я вспомнил битву за звездную систему Лундиния. В то время мы столкнули флот Союза в сферическую форму, и он был уничтожен. На этот раз кажется, что мы будем уничтожены.

Броненосец "Энц", который является первой ступенью формирования, взорвался. Я приказал вам поставить второй - ярусный корабль впереди.

Туринус говорит.

"Асагаясин, я понял, что моя старшая сестра поймала тебя".

"Спасибо". Троица старше меня, но я думаю, что это потому, что он так много говорит, что почетное слово является почетным. "Но я не думаю, что у них будет так много времени".

Весь корабль, стреляй и стреляй.

Массарная пуля противника попала во вторую башню линкора "Германия". Башня вызвала большой взрыв, и пламя ревело внутри корабля. Незадолго до того, как пламя достигло мостика, переборка закрылась, и Турин поднялся.

Тринус пошел молиться.

"姊上">

ーーーーーーー

Вы отвечаете на комментарий от